Бизнес на новогодних елках. Как построить процветающую компанию, работая месяц в год

0
160

Бизнес на новогодних елках. Как построить процветающую компанию, работая месяц в год

Скучаете по аромату свежей елки? Balsam могут предложить специальное устройство для распыления ароматического вещества за $99

Томас Харман берется за покрытый пластиком стальной ствол 2-метровой искусственной ели и снимает ее верхнюю часть. Переворачивая оставшиеся две трети дерева вверх ногами, он говорит: «Это дерево сборное, и оно очень удобное». И складывает ветви вдоль ствола, который, кстати, имеет внизу 4 колесика. Теперь ель можно упаковать и убрать в кладовую до следующего года. Один из самых популярных товаров компании Balsam Hill, несмотря на свой ценник в $1 349, — искусственная ель со встроенными 1 000 LED-светодиодов, и выглядит она потрясающе.

Компания Томаса Хармана располагается в калифорнийском городке Редвуд-Сити. Вокруг нее — сплошные технологические стартапы, в которые активно вкладываются инвесторы: компания Box, занимающаяся облачными хранилищами, разработчик приложения для распознавания музыки Shazam и другие. Родительская компания, Balsam Brands, заметно выделяется на фоне остальных организаций. За 11 лет она не получила ни доллара инвестиций, у нее мало постоянных клиентов, и торгует она самым сезонным товаром, который можно только представить. 41-летний Харман полагает: «С точки зрения бизнеса это крайне глупая идея».

Бизнес на новогодних елках. Как построить процветающую компанию, работая месяц в год

Но будучи выпускником Стэнфорда, магистром делового администрирования, Томас сделал все возможное для того, чтобы его бизнес-стратегия сработала. Компания Balsam, была основана в конце 2006 года, а в этом, по некоторым оценкам, ее доход достигнет отметки $120 млн. По данным агентства Nielsen, занимающегося исследованиями рынка, из 100 млн американских домохозяйств, которые на Рождество ставят елку, искусственными деревьями дом украшают 81%. 90% всего рынка искусственных елей, оцениваемого в $1,2 млрд, приходится на масс-маркет (к примеру Wal-Mart или Home Depot), который реализует елки от разных поставщиков — чаще всего цена в два или даже более раз меньше, чем ёлки компании Хармана. А Balsam при этом делает ставку на людей, которые готовы потратиться больше, но получить качественный товар.

Для производства елок предприниматель использует пять фабрик в Китае, для которых он всегда уточняет различные детали товара, как, например, самшитовая крона с искусственными листьями вместо иголок. Для описания полиэтиленовых колючек на каждой раскрашенной вручную ветви дерева бизнесмен запатентовал название «настоящие иголки». Скучаете по аромату свежей елки? Balsam могут предложить специальное устройство для распыления ароматического вещества за $99.

Истоки компании Хармана восходят еще к 1999 году, когда он впервые приехал к родственникам жены, корейским иммигрантам, в город Бивер в штате Пенсильвания. Помня о деревьях среди которых он вырос в Кливленде, он содрогнулся от одного только вида их искусственной елки. Предприниматель вспоминает: «Это было очень унылое и дешевое дерево. Иголки были похожи на зеленые листы пластика, пропущенные через мясорубку и прикрепленные проволокой».

В то время Томасу было 23, и он работал консультантом в кливлендском офисе McKinsey, международной консалтинговой фирмы. Два года спустя в возрасте 59 лет скончался от рака легких его отец. Харман был единственным ребенком в семье, поэтому ему пришлось взять на себя управление семейным бизнесом по производству проволоки, переживавшим тогда не лучшие времена. В последующие 7 лет он пытался совмещать работу, обучение в бизнес-школе, полеты в Кливленд и первые шаги Balsam. В результате он продал компанию, насчитывающую 30 сотрудников в 2007 году. Выручку от сделки он отдал матери, а сам говорит, что таким образом он получил бесценный опыт и уверенность в собственных силах. До той поры он производил проволоку и использовал для поиска новых клиентов интернет, как вдруг ему пришла в голову мысль о том, что то же самое можно делать с рождественскими елками.

Закончив Стэнфордский университет весной 2005 года, Харман полгода перебирал различные идеи для бизнеса. За чашкой кофе с университетскими друзьями в одном из кафе Пало-Альто он как-то пошутил, что займется онлайн-продажами рождественских елей. Его друзья посмеялись, но потом он решил поискать информацию в интернете и узнал, что в сети специализированные сайты можно пересчитать по пальцам, да и выбор у них крайне ограниченный. Так как это был бы сезонный бизнес, Томас решил, что сможет заняться этим делом, попутно реализуя другие проекты.

В июне 2006 года он связался с выпускником Стэнфордского университета, чья семья владела китайской фабрикой по производству искусственных рождественских елей для американского рынка. После этого он поехал в Дунгуань со стопкой фотографий и прихватил с собой несколько других наглядных материалов, чтобы в подробностях показать 16 разновидностей елей, которые он хотел получить в результате. На собранные деньги ($120 000, взятых в долг у друзей и родственников, и сбережений со времен работы в McKinsey) он заказал 15 800 искусственных деревьев — учитывая то, что доставка производилась из Китая, заказ был впечатляющим, поэтому Харман выплачивал его по частям. Деревья продавали через веб-сайт (описания к товарам он придумывал сам) и через временную точку в торговом центре рядом со Стэнфордским университетом. Задействовав даже личные средства, предприниматель потратил на рекламу и маркетинг $300 000, а также нанял специалиста, занимающегося оптимизацией результатов выдачи по поисковым запросам. Бóльшую часть денег предприниматель заплатил за рекламные баннеры в интернете, что обеспечило компании продажи в размере $2,9 млн.

В самом начале пути найти сотрудников было очень сложно, ведь технологические стартапы поблизости предлагали щедрую заработную плату, специализированные места для сна и комнаты массажа. Основную ставку Харман сделал на непохожесть компании на прочие стартапы Кремниевой долины. Он поощряет сотрудников, у которых есть дети, чтобы они уходили раньше, забирали детей из школы и в случае необходимости продолжали работу в удаленном режиме. У самого бизнесмена и его жены Стефани, работающей врачом-терапевтом, трое детей (8, 6 и 2 года), и он приобщает детей к спорту, тренирует их для Малой лиги бейсбола и софтбола.
В 2010 году по совету друга из Стэнфорда, предприниматель стал нанимать людей на Филиппинах, поначалу только для сетевого маркетинга. Вскоре он понял, что сотрудники в этой стране обходятся ему на 30% дешевле американских, к тому же они отлично обслуживают клиентов, разбираются в графическом дизайне, составляют качественные рекламные материалы, и в итоге он расширил местный штат до 75 человек.

По мере роста продаж Харман и его штат пытались справиться с возрастающей рабочей нагрузкой в 6-недельный предпраздничный период — именно в это время Balsam получает две трети всего своего годового дохода. Для этого требуется временный штат из 600 специалистов по обслуживанию клиентов, в то время как обычно их всего 20. Томас хотел бы заниматься бизнесом круглый год, но его попытки разнообразить предлагаемый ассортимент с треском проваливались. Он пробовал продавать и спальные места для домашних животных за $139, и осветительные приборы, и переносные бассейны за $300 — все это производили те же самые фабрики, которые выпускают искусственные ели. Кроме того, Харман приобрел производителя католической религиозной атрибутики, такой как пластиковые четки ценой менее чем $1. Общий объем убытков от данной затеи соcтавил более $1 млн. Сегодня доходы от нерождественских товаров составляют меньше 5% от совокупного объема продаж.
Со временем расценки на рождественскую рекламу в интернете существенно выросли. Когда Balsam только начинали, сервис Google AdWords брал за один клик по баннеру 10 центов. Сегодня же появиться в верхней строчке результатов поискового запроса «искусственные рождественские ели» стоит намного больше — $10 за клик, при этом из всех, кто оказывается в итоге на сайте, что-то покупают лишь единицы. Харман недоумевает: «Бывает так, что пользователь все время посещает наш сайт, но купить ель решает только через пять лет».

Продажи через Amazon тоже принесли свои сложности. Предприниматель называет гиганта розничной торговли заклятым другом. Amazon взимает с продавца 15% комиссии и становится посредником при общении с клиентами. Это, в свою очередь, не позволяет компании Balsam предлагать покупателям что-то еще и собирать на данной платформе статистику по собственным продажам. Однако Харман понял, что Balsam должна присутствовать на Amazon. Дело в том, что, по данным исследования компании BloomReach, занимающейся облачным маркетингом, более половины всех потребителей начинают поиски интересующего их продукта именно с этой платформы. Стратегия предпринимателя заключается в том, чтобы предлагать на Amazon только базовый ассортимент, а основное внимание уделять собственному сайту Balsam, на продажи через который приходится более 95% дохода фирмы.

В прошлом году, в понедельник перед Днем благодарения Amazon заблокировал возможность заказов товаров Balsam из-за резкого скачка запросов, с которым не справился фильтр мошеннических атак. Бизнесмен утверждает, что от Amazon не было никакой реакции, пока он не позвонил знакомому сотруднику этой компании, который потянул за нужные ниточки. Товары снова стали доступны к моменту, когда колонна и платформа Balsam уже шествовали на ежегодном параде Дня благодарения, который организует универсальный магазин Macy's. Тем не менее, представитель Amazon отказалась комментировать ситуацию, заявив лишь, что продавцы «имеют доступ к электронной почте, телефону и чату поддержки 24 часа в сутки 7 дней в неделю».

Харман также тратит миллионы долларов на рекламу на кабельных и цифровых телеканалах, а также продакт-плейсмент, включая декорирование сцены рождественских концертов ассоциации Country Music Awards в Нашвилле. Предприниматель полагается в подсчете данных на специальное программное обеспечение: количество заказов высчитывается, когда начинается рекламная пауза, но данные часто получаются неточными или неполными. Несмотря на все это, компания, по словам ее главы, каждый год начиная с 2008-го оказывалась в прибыли.

Штаб-квартира компании находится на втором этаже небольшого офисного здания, построенного в 70-х. Харман говорит, что его друзья из Кремниевой долины часто над ним подшучивают, так как он пробовал подписать договор аренды на 14 лет (самое долгосрочное предложение было на 9). Сам бизнесмен настроен весьма оптимистично: «Моя друзья через 20 лет будут на четвертом месте работе, а я планирую заниматься тем же, чем и сейчас. В Кремниевой долине такое встретишь нечасто».

Перевод Антона Бундина

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here