Нефтяной горизонт. Почему следует ждать снижения спроса на нефть

0
146

Нефтяной горизонт. Почему следует ждать снижения спроса на нефть

Специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин рассуждает, почему в 2017 году российской экономике не удалось слезть с «нефтяной иглы»

Прошедший год был богат на события. Реальные или просто продекларированные солидарные действия ОПЕК и нескольких стран, не входящих в это объединение — таких, как Россия — переломили двухлетний застой нефтяных цен на уровне примерно $45 за баррель нефти сорта Brent и вывели рынок в новый ценовой коридор вблизи отметки $62. Дискуссии о том, было ли это следствием действительного или словесного сокращения добычи и о соотношении фундаментальных факторов спроса и предложения с факторами спекуляций на рынке «бумажной» нефти, остаются в категории умозрительных построений и не слишком важны для прогнозов на будущее.

Для нефтедобывающих стран год относительно высоких — если не сказать завышенных цен принес дополнительно миллиарды долларов дохода. Для главного игрока на рынке — Саудовской Аравии еще стало еще и возможностью продать подороже пятипроцентный пакет акций национальной нефтегазовой компании Saudi Aramco, чтобы упрочить бюджет и заложить основу для построения новой, не нефтяной экономики в этой стране.

Нельзя исключать, что саудовцы, выручив от размещения акций хорошую сумму, бросят затею с сокращением добычи и пустят рынок на самотек. Стимулов для такого развития событий накопилось достаточно, и главный из них — бурное развитие нефтедобычи в Соединенных Штатах, где операторы промыслов на сланцевых геологических формациях эффективно используют повышенные нефтяные цены, чтобы расширить операции. К концу года США определенно выходят на отметку 10 млн баррелей в сутки, что ставит их в один ряд с крупнейшими нефтяными державами Саудовской Аравией и Россией.

Соглашение ОПЕК

Меры ОПЕК с союзниками по поддержанию цен оказались палкой с двумя концами: они играют на руку главному конкуренту традиционных методов извлечения нефти — американской «сланцевой революции». За год число работающих буровых установок в США выросло на 53%. Совершенствование технологий позволило сдавать скважины в эксплуатацию в рекордные сроки, в среднем за три недели, и значительно повысить дебит скважин. Операторы сланцевых проектов успешно решаю с банками свои финансовые проблемы (спасибо ОПЕК и России), и выходят на новые территории разведки и добычи нефти.

Можно ожидать, что эксперимент с новой формой картельного сговора, позволивший повысить цены на нефть, произвел краткосрочный эффект и должен завершиться под давлением нового притока продукции от американских компаний. Цены в будущем году с большой вероятностью опустятся в новый коридор — пусть и не около $45, но все-таки ниже, чем в году минувшем. Потребителям нефти это пойдет во благо, а производителям придется приспосабливаться к новым ценникам и сокращать планы освоения трудноизвлекаемых запасов, где себестоимость чересчур высока для обеспечения рентабельности. Маятник качнется в другую сторону.

Сговор ОПЕК с Россией и несколькими другими временными союзниками не стал, на наш взгляд, событием года, поскольку его воздействие носит нефундаментальный, временный и искусственный характер. Гораздо больший эффект надо ожидать от провозглашенного сразу в нескольких странах отказа от двигателей внутреннего сгорания в течение самых ближайших лет. К Франции, Германии, Норвегии неожиданно присоединились китайские автостроители, пообещавшие прекратить поставки бензиновых и дизельных машин в Пекин к 2020 году, а по всей стране — к 2025 году. Такого сюрприза мало кто ждал еще год назад.

В том или ином виде (и в те или иные сроки) эти планы будут осуществляться, и к инициативе примкнут другие страны и ведущие компании. Нефть, которая сейчас идет в основном на производство топлива для автомобилей, станет не так нужна, как хотелось бы ОПЕК с партнерами. Если еще в 2015 году сокращение глобального спроса на нефть прогнозировалось на 2035-2040 годы, то теперь может получиться, что конец нефтяной эры наступит несколько раньше. Миру потребуется больше не бензина с мазутом, а электроэнергии, то есть возникнет дополнительный спрос на природный газ и даже на уголь, несмотря на его экологически негативный имидж.

Эти планы, способные в корне изменить баланс потребляемых на Земле энергоносителей, и стали главным событием и главной неожиданностью года в энергетической отрасли. 

России в ее нынешнем состоянии такой поворот не сулит ничего хорошего. Из всех оставшихся в недрах запасов нефти 70% официально отнесены к категории трудноизвлекаемых, что означает, что рентабельной их добыча может стать при ценах около $80 за баррель. Месторождения «легкой» в добыче нефти между тем быстро истощаются. Новых крупных открытий давно нет, а новые проекты не замещают иссякающий поток нефти со старых промыслов. Падение цен на уровень $35-40 (не говоря уже о $20, которые недавно предсказал Bloomberg в «негативном» прогнозе-сценарии) будет катастрофой для отечественной нефтяной отрасли и для всей российской экономики.

Экспорт газа

Может показаться, что Россия, обладающая колоссальными запасами природного газа, может переключиться на его экспорт, поскольку спрос в мире на этот вид чистого топлива станет увеличиваться. Однако доступ российского газа на зарубежные рынки сталкивается с серьезными препятствиями. Главное из них — доступность рынков.

Китайцы, которых с трудом уговорили согласиться на закупки газа по одному единственному трубопроводу «Сила Сибири», не готовы увеличивать объемы импорта. Им хватает собственной растущей добычи (в том числе из сланцевых пород), импорта из Средней Азии и Мьянмы, а также сжиженного газа, который они получают с чужих и собственных проектов по всему миру. Новые газопроводные проекты из России они отвергают категорически. К тому же «Сила Сибири» выйдет на проектную мощность 38 млрд кубометров в год лет через десять, а окупаемости эта затея не достигнет даже к 2050 году, как показывают расчеты экономистов самого «Газпрома».

Нарастить значительно экспорт в Европу тоже не получится. Европейский рынок газа по всем прогнозам будет не расти, а стагнировать — тем более что за каждый дополнительный кубометр продаж «Газпрому» придется сражаться со сжиженным природным газом из США и других стран.

Остается выходить в открытое море и предлагать российский газ в сжиженном виде по всему глобусу. Вот только для развития такого бизнеса, как показал опыт только что начавшего работу проекта «Ямал-СПГ», требуется полное освобождение от налогов. Иными словами, России от подобных проектов практически ничего не достается, кроме возможности заявить, что и мы участвуем в мировой торговле сжиженным газом. Это «паблисити» никак не способно возместить потери, которые понесет национальная экономика от падения нефтяных цен.

Декларации о «слезании с нефтяной иглы» ни во что реальное не вылились. Усилия по переходу к экономке, не зависимой от нефти и газа, остались на бумаге — да и не могли иметь успех в обстановке, когда вместо сотрудничества с передовыми в технологическом отношении странами и привлечения инвесторов провозглашается некое «импортозамещение». Экономическая самоизоляция России ведет к консервации отсталости, и наметившийся в 2017 году перелом в мировом энергетическом балансе лишь усугубляет критическое положение нашей страны.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here